November 3rd, 2012

Если коротко суммировать

Оригинал взят у nataly_hill в Если коротко суммировать
Оригинал взят у ivkonstant в Если коротко суммировать
Сегодня продолжился суд по продлению меры пресечения. Сразу скажем: беспрецедентный случай. Суд по мере пресечения продолжался два дня. Обычное время - 15 минут).
Вопрос о том, почему в течение 7 месяцев не предъявлено обвинение - остается открытым.
Особенности, хотя и уже типичные.
1. Следствие опять было уличено в открытом подлоге. 
Рапорт следователя Агаджаняна о причинах его отвода обвиняемым оказался насквозь лживым. То есть не просто подтасовка слов - а полная наглая ложь, от словечка до словечка.  
Что и было документально подтверждено в суде сличением официальных документов. На глазах у изумленной публики г-н Агаджанян был очередной раз уличен в фальсификации юридических документов. Грязной и подлой фальсификации. 
Судья брезгливо дергал красивой губкой, но безропотно приобщал фальсифицированные (доказанная фальсификация) документы к делу. 
2. И вовсе, как говорят адвокаты, - нечто из ряда вон. О таком никто не слышал, не только не видел. 
Алтынников подсовывал судье какие-то бумаги - не сшитые, без грифа секретно - неизвестно откуда взытые, невесть что. Судья Назаренко задумчиво полистал эти бумаги и вернул их следователю. 
Адвокаты резонно спросили, что бы это значило, о каких документах идет речь. В ответ прозвучало сакраментальное "Тайна следствия". Тут не выдержал даже доктор наук, заслуженный юрист России, председатель Союза ректоров и так далее - Сергей Бабурин. "Если тайна следствия - то тайна для всех". А здесь какой-то странный междусобойчик. Следом удивилась Оксана Михалкина: "А может быть, там предложение взятки, откуда мы знаем?". И все адвокаты констатировали в один голос, что это грубейшее нарушение УПК. Небывалое нарушение.
А когда их поддержал зал - последовали репрессии. "Как бы" судья Назаренко удалил из зала трех человек. Так оказалось (наверное, случайно), что это был я, моя жена (мама Данилы) и его жена, наша невестка. То есть вся семья была выдворена из зала суда. 
Адвокаты, какими бы он замечательными не были, не смогут помочь своему подзащитному, если принято решение его "закрыть любой ценой". Но адвокаты очень важны, чтобы хватать за руку преступников. Хватать за их вороватые ручки и предъявлять публике (опят же - не судье) - все доказательства фальсификаций Все это потребуется в Европейском суде, если не предаваться мечтаниям о светлом будущем, в котором  все эти преступники будут сидеть в "стаканах" и "аквариумах", дожидаясь приговора. 
Это будущее наступит, конечно Это - или какое-либо другое. И многие из преступников в погонах и мантиях понесут наказание. А пока - Европа.
Кстати, присутствующий в зале итальянский журналист сказал, что "их мафия работает тоньше".

Да, и опять везде мелькали эстаповцы (центр Э) - все уже знакомые лица. Жуткие лица. Но их хотя ы не было в зале. 
Сильно устали, подробности, аудио, фото позже. 

Дело Константинова 2012 vs Дело Судоплатова 1958

Оригинал взят у krylov в Дело Константинова 2012 vs Дело Судоплатова 1958
Оригинал взят у advokatzatsepin в Дело Константинова 2012 vs Дело Судоплатова 1958
О прошедшем в Симоновском районном суде г. Москвы под председательством судьи Назаренко А.П. двухдневном процессе по продлению срока ареста Даниилу Константинову можно написать повесть, но начнем мы с кассационных жалоб и замечаний на протокол.

Сегодня хочу сказать об одном конкретном беспрецедентном эпизоде дела.


Collapse )

2012 год, районный суд города Москвы. Присутствует общественность, ведется аудиозапись. Следователь передает судье "особую папку", судья знакомится с ней, оглашает результат ознакомления, возвращает папку следователю. Что только что прочитал судья? Может, там чистые листы? Может, аналитическая справка центра "Э" или фсбшников? Может, что-то еще? Как защищаться от доводов, о которых ты не знаешь? Кстати, папку не пытались дать  даже прокурору (да и зачем ему, он все равно по существу не сказал ни слова за 2 дня).

На процессах 37-го тройки и особые совещания судили по справкам НКВД. Но у нас ведь не 37-й? А какой у нас год? Оказывается, 1958-й.
Павел Судоплатов, "Спецоперации", о рассмотрении его дела тройкой Военной коллегии Верховного суда:
"
Адмирал подошел ко мне, пожал руку и сказал, что  я  держался,
как и положено мужчине. Он успокоил: все будет хорошо. Через некоторое время
меня ввели обратно в кабинет Костромина для зачтения приговора. Судьи
встали, и председательствующий зачитал написанный от руки приговор, который
в точности повторял обвинительное заключение прокуратуры с одним
добавлением: "Суд не считает целесообразным применение ко мне высшей меры
наказания - смертной казни и основывает свой приговор на материалах,
имеющихся в деле, но не рассмотренных в судебном заседании
".
Меня приговорили к пятнадцати годам тюремного заключения. Приговор был
окончательный и обжалованию не подлежал. Стояла ранняя осень 1958 года.
"

Между личностями Константинова и Судоплатова и предъявленными им обвинениями нет ничего общего. Объединяют их только методы следствия и суда. Добро пожаловать в эпоху раннего Хрущева. Следующая остановка - поздний Сталин.

P.S. Аудиозапись есть. И, думаю, не одна.