Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

О Стругацких, гуманизме, большевизме и прогрессобесии

Послушал передачу о творчестве Стругацких:
http://radiovesti.ru/episode/show/episode_id/39965
В ней много верного подмечено, хотя Стругацкие так и останутся одними из моих любимых писателей (а Окуджава и Вероника Долина одними из моих любимых бардов). Но несколько замечаний. 1) Это не гуманизм. Гуманизм Стругацких или наших новиопов и "либералов" это прогрессобесие, генетически происходящее из большевизма. Во всех своих рефлексивных движениях новиопы это прямое продолжение большевизма, не имеющее никакого отношения к либерализму. 2) Стругацкие, даже ощущая себя иными, предали своего Кандида. Сравните. Это один и тот же человек написал?

Улитка на склоне:

"Обреченные, несчастные обреченные. А вернее, счастливые обреченные, потому что они не знают, что обречены; что сильные их мира видят в них только грязное племя насильников; что сильные уже нацелились в них тучами управляемых вирусов, колоннами роботов, стенами леса; что все для них уже предопределено и – самое страшное – что историческая правда здесь, в лесу, не на их стороне, они – реликты, осужденные на гибель объективными законами, и помогать им – значит идти против прогресса, задерживать прогресс на каком-то крошечном участке его фронта. Но только меня это не интересует, подумал Кандид. Какое мне дело до их прогресса, это не мой прогресс, я и прогрессом-то его называю только потому, что нет другого подходящего слова… Здесь не голова выбирает. Здесь выбирает сердце. Закономерности не бывают плохими или хорошими, они вне морали. Но я-то не вне морали! Если бы меня подобрали эти подруги, вылечили и обласкали бы, приняли бы меня как своего, пожалели бы – что ж, тогда бы я, наверное, легко и естественно стал бы на сторону этого прогресса, и Колченог, и все эти деревни были бы для меня досадным пережитком, с которым слишком уж долго возятся… А может быть, и нет, может быть, это было бы не легко и не просто, я не могу, когда людей считают животными. Но может быть, дело в терминологии, и если бы я учился языку у женщин, все звучало бы для меня иначе: враги прогресса, зажравшиеся тупые бездельники… Идеалы… Великие цели… Естественные законы природы… И ради этого уничтожается половина населения? Нет, это не для меня. На любом языке это не для меня. Плевать мне на то, что Колченог – это камешек в жерновах ихнего прогресса. Я сделаю все, чтобы на этом камешке жернова затормозили. И если мне не удастся добраться до биостанции – а мне, наверное, не удастся, – я сделаю все, что могу, чтобы эти жернова остановились."

И интервью с Борисом Стругацким о цене и ценности реформ 1992 года:

"И ставить вопрос "стоила ли игра свеч?" абсолютно неверно. Игра происходила бы все равно, независимо от цены свеч и при любой цене на свечи. Это игра исторических сил, совершенно не зависящих от наших с вами симпатий и убеждений. Стоила ли игра свеч, когда млекопитающие вытесняли с мировой арены гигантских ящеров? Стоила ли игра свеч, когда рабовладение сменялось феодализмом? Вытеснение одних общественно-экономических отношений другими - всегда безумно болезненная и дьявольски несправедливая процедура. Фридрих Хайек сказал: "Эволюция не может быть справедливой". Большинство всегда проигрывает в результате социальных пертурбаций, потому что именно на этом большинстве веками стояло и царило Старое. А выигрывает - меньшинство, самые энергичные, самые мобильные, самые приспособленные к новым условиям. Выигрывает для того, чтобы со временем, через два-три-четыре поколения, стать большинством в новой системе социально-экономических отношений."
http://lib.rin.ru/doc/i/158728p3.html

Во втором случае мы имеем дело с прямым отрицанием гуманизма Кандида.

Интересные наблюдения за эволюцией украинских писательниц

Оригинал взят у da_dzi в Три сестрицы под окном...
Кроме политических процессов на Украине, я с интересом наблюдаю за эволюцией свидомых украинских писателей. Особенно за прекрасной половиной творческой элиты. Ведь женщины должны быть гуманнее, мудрее и милосерднее мужчин.

Но раз за разом, встречая высказывания талантливых женских авторов украинского культурного пространства (хотя они вообще-то публикуются в российском культурном пространстве, так как книгоиздания на Украине нет, как и украинской армии), я всё больше и больше испытываю когнитивный диссонанс.

Я не хочу давать личную оценку высказываний этих авторов. Она будет субъективна. Потому делайте выводы сами.

Collapse )

Друзья, вы представляете, чтобы Эрих Мария Ремарк или Эрнест Хэмингуэй стали бы печататься в "фашистской стране", в их случае в гитлеровской Германии после 40 года? Они были писателями с чёткой моральной и жизненной позицией. И если уж называли какую-то страну "фашистской", то не издавали там книги и не получали рейхсмарки за тиражи.

Мне непонятен этот подход. Как можно ненавидеть какую-то страну, но при этом получать деньги от той страны, использовать культурное, языковое и экономическое пространство той страны?

На мой вопрос лучше всего ответил Глеб Гусаков gleb_gusakov, как всегда лаконично и предельно верно.

Скриншот 2014-03-20 22.48.04

P.S. Если говорить о моей личной позиции, то я во вторник написал заявление на увольнение по собственному желанию ввиду того, что компания, в которой я работал, поддерживала "майдан", а мои коллеги в отделе радовались, когда горел в Киеве вместе с людьми офис Партии Регионов и погибали "беркутовцы".

100 книг для чтения на скучное жаркое лето

Оригинал взят у ratmirkarenen в 100 книг для чтения на скучное жаркое лето
В апреле сего года профессор, доктор исторических наук Сергей Владимирович Волков (salery) по просьбе Егора Просвирнина (nomina_obscura), гл.редактора журнала "Sputnik&Pogrom" (http://sputnikipogrom.com/) составил, альтернативный минобразовательному, список литературы для чтения, по изучению которой школьник вырастет не советским инвалидом, но сознательным русским человеком, знакомым с родной историей и культурой. Конечно, эти 100 книг стоит прочитать далеко не только школьникам, но и вообще всем соотечественникам, желающим считать себя образованными.

В течение последующего времени удалось составить практически полный архив этих книг. Во избежание возможных недоразумений следует зачитать некий "Отказ от ответственности". А именно: все собранные материалы предоставляются для их использования «как есть» исключительно в информационных целях. В той форме, в какой они были найдены в сетевых, публичных и иных библиотеках. В то же время составитель архива не дает никаких прямых или косвенных гарантий или заверений и не несёт ответственности за полноту и точность указанных произведений и материалов. Основным источником пополнения архива стала сетевая библиотека Флибуста (http://flibusta.net/). Так же хотелось бы обратить внимание на оказавшийся очень полезным библиотечный раздел сайта Института Русской Цивилизации (http://rusinst.ru/articlesoftheme.asp?rzd=2&tm=19&page=1), на котором любознательный читатель может найти и другую ценную литературу в прекрасных изданиях.

Здесь вы можете ознакомиться с содержимым первого архива:
Collapse )

И скачать его: архив 1/5

И далее содержимое второго архива:
Collapse )

Скачать его: архив 2/5

Содержимое третьего архива:
Collapse )

Скачать его: архив 3/5

Содержимое четвёртого архива:
Collapse )

Скачать его: архив 4.1/5 и архив 4.2/5

Доброй памяти русских писателей!

Гоголь, Толстой и советская цензура

Невключение в "полное" собрание собрание сочинений Гоголя 37-52 годов Размышлений о Божественной литургии и нескольких писем это единственный пример в СССР (кроме, разумеется, ПСС самого ВИЛа), когда в собрание, анонсированное полным, не включались по цензурным соображениям какие-то известные, ранее публиковавшиеся произведения классиков?
Почему в ПСС Толстого были включены его всякие "Записки христианина", а "Размышления..." Гоголя чем-то напугали? В чем для советской цензуры была глубинная разница между религиозными сочинениями Толстого и Гоголя? Или тут вообще не стоит искать какой-то рациональной логики?
Неужели от "Размышлений...", помещенных в ПСС, которое все равно мало, кто читал бы, можно было ожидать бОльших неприятностей и угрозы устоям, чем, например, от "Выбранных мест...", которые публиковались?

Фаблио и Страфонтен

Услышал вчера историю про студента, который до крика "вон" успел на экзамене уверенно рассказать о том, как знаменитый французский писатель Фаблио родился в простой крестьянской семье 14 века, и вспомнил другого не менее известного французского писателя - Страфонтена. Он уже, наверно, из дворян.

"Хей-хо! Веселье! Скуку прочь!"

Ко мне вчера вчера на весь день прицепилась "Пускай в камине прогорят дубовые дрова...", вроде как всем известно, что на стихи Шекспира в переводе Самойлова.
Напевал я ее, напевал, и к вечеру мне захотелось посмотреть, как стихи выглядят на английском.
И тут выяснилось, что в "Twelfth Night" такой песни шута нет. Нет такой песни и в переводе Двенадцатой ночи Самойлова.
Что это за стихи? Может, они из какой-то другой пьесы Шекспира?
И вообще они на английском существуют, или Шекспир их сразу на русском написал?

Пипин Короткий и суассонская кружка

А. Толстой "Детство Никиты"

"Рассказывая, как Пипин Короткий в Суассоне разрубил кружку, Аркадий Иванович с размаху резал воздух ладонью.
— Ты должен себе усвоить, — говорил он Никите, — что такие люди, как Пипин Короткий, отличались непоколебимой волей и мужественным характером. Они не отлынивали, как некоторые, от работы, не таращили поминутно глаз на чернильницу, на которой ничего не написано, они даже не знали таких постыдных слов, как «я не могу» или «я устал». Они никогда не крутили себе на лбу вихра, вместо того чтобы усваивать алгебру. Поэтому вот, — он поднимал книгу с засунутым в середину ее пальцем, — до сих пор они служат нам примером…"

Григорий Турский, как я помню, тоже Хлодвига ставил в пример, как человека, отличавшегося повышенным благочестием. (Ну, и он, по крайней мере, кружки не рубил.)

Сага о проекте "Доктор Живаго"

http://wyradhe.livejournal.com/156995.html

 "Разговор был такой. Значит, заговорили о Пастернаке, о горестной его судьбе, и вдруг она [Ахматова] сказала: "Михаил Давидович, кто первый из нас написал революционную поэму? - Борис. Кто первый выступал на съезде с преданнейшей речью? - Борис. Кто первый сделал попытку восславить вождя? - Борис... >[потом Вольпин припомнил еще одно звено этой цепи:]  Кто первый из нас был послан вместе с Х. представлять советскую поэзию за границей? - Борис!"< Так за что же ему мученический венец?" - сказала она с завистью"

А у Катаева о том же так:

"Вот он стоит перед дачей, на картофельном поле, в сапогах, в брюках, подпоясанных широким кожаным поясом офицерского типа, в рубашке с засученными рукавами, опершись ногой на лопату, которой вскапывает суглинистую землю. Этот вид совсем не вяжется с представлением об изысканном современном поэте, так же как, например, не вязались бы гладко выбритый подбородок, элегантный пиджачный костюм, шелковый галстук с представлением о Льве Толстом.
Мулат в грязных сапогах, с лопатой в загорелых руках кажется ряженым. Он играет какую-то роль. Может быть, роль великого изгнанника, добывающего хлеб насущный трудами рук своих. Между тем он хорошо зарабатывает на своих блестящих переводах Шекспира и грузинских поэтов, которые его обожают. О нем пишут в Лондоне монографии. У него автомобиль, отличная квартира в Москве, дача в Переделкине.
Он смотрит вдаль и о чем-то думает среди несвойственного ему картофельного поля. Кто может проникать в тайны чужих мыслей? Но мне представляется, что, глядя на подмосковный пейзаж, он думает о Париже, о Французской революции. Не исключено, что именно в этот миг он вспоминает свою некогда начатую, но брошенную пьесу о Французской революции."