Category: общество

Какой я вижу основную экономическую проблему России.

Какой я вижу основную экономическую проблему России.
Навеяно прочтением очередного эпатажного постинга Кунгурова:
https://kungurov.livejournal.com/229744.html?view=126687344#t126687344

Если концентрировать ресурсы, то главный вопрос: "на решении какой задачи?" Что и для кого предполагается производить после концентрации ресурсов?

Концентрация ресурсов хороша для военных целей: 90 из ста жителей города стоят на крепостных стенах, а 10 им по приказу готовят кашу, на качество которой 90 не жалуются, ибо не время для жалоб.
Для производства потребительских товаров и услуг рыночная экономика подходит лучше, но для отстающей в развитии страны при этом нужны защитные протекционистские укрепления и побольше экономического пространства. Проблема в том, что протекционизм и завоевание экономического пространства повышают уровень конфликтности с соседями и требуют отвлечения ресурсов в военную сферу. При резком повышении уровня конфликтности становится уже не до рыночной экономики, а потребительский уровень падает.
Элите для поддержания своего элитного потребительского уровня, чем конфликтовать с мировыми промышленными центрами, выгоднее контролировать природные ресурсы страны и продавать их этим самым мировым промышленным центрам. Грядущее снижение добычи нефти эту ситуацию не изменит, хотя и потребует сокращения элиты. Ещё остаётся много и газа, и металлов, и тайга с Байкалом тоже ещё есть. Здесь задача состоит только в том, чтобы предотвращать бунты населения, по минимуму делясь с ним природной рентой. Население при этом тоже должно сокращаться, уезжая и вымирая. Но тогда возникнет вопрос о том, хватит ли ресурсов и населения на поддержание связности и единства территории, и сможет ли элита с уменьшившимся населением сохранить контроль над ресурсами страны.

Оптимальный российский правитель должен ухитриться провести Россию между всеми этими сциллами и харибдами.

О социализме и капитализме

Вокруг социализма и капитализма в Сети накопилось много идеологизированных и излишне наукообразных мифов по вопросам, которые довольно просты и интуитивно каждому понятны. Редкий человек, которому нужно заказать у портного пиджак, не сам пойдет к портному обговаривать характеристики пиджака, а поручит это дело постороннему человеку, да ещё и попросит этого постороннего человека руководствоваться при заказе его, постороннего человека, вкусами и соображениями. А представьте себе человека, который почему-то заказывает пошив пиджаков для сотен, тысяч, миллионов потребителей. В роли такого странного товарища и выступало государство в советской экономической системе с понятными и абсолютно предсказуемыми последствиями для качества советских потребительских товаров. В обычных условиях государству нет никакого резона влезать между портным и заказчиком, зато есть резон брать у портного 10% заработанного и кормить на эти средства армию, а также придворных поэтов и звездочётов. Но представьте себе ситуацию, когда враг у ворот, и если он ворвётся в город, то мёртвые будут завидовать живым. Представьте себе, что 90% жителей города должны стоять на стенах. Можем ли мы в этих условиях сказать кашеварам: "Варите сколько хотите, а мы у вас возьмём десять процентов"? Конечно, никакой каши нам кашевары при этом не наварят. И единственно разумный вариант в этих условиях это введение для кашеваров плановой экономики. В рамках пятилетнего плана они по приказу должны столько-то каши поставить защитникам северной башни, а столько-то восточной. А защитникам башен при этом не приходит в голову сильно привередничать относительно оттенков вкуса принесённой им каши. Всем понятно, что не время. Именно так во все времена и поступали, и никому в голову не приходило считать это переходом к новой общественно-экономической формации, открывающей будущее всему человечеству. Ну, и ни у кого раньше не вызывало сомнений, что казённые предприятия могут неплохо лить пушки. Я не помню, чтобы русских царей на этом основании считали социалистами. Не считал себя социалистом и Лавр Георгиевич Корнилов, настаивавший в 1917 году на огосударствлении военной промышленности. Социализм и государственный план это довольно эффективный способ отвлечения большого количества людей от производства потребительских товаров и услуг для решения каких-то более насущных проблем этого дня. С потребительскими товарами и услугами в этом случае наступает предсказуемый швах. Проблемы современной российской экономики лежат не в выборе между социализмом и капитализмом. В России создана экономика распределения природной ренты, находящаяся на периферии глобальной экономической системы. 140 миллионов населения для такой экономики это слишком много. Невидимая рука рынка в таких ситуациях работает на миграцию экономически активного населения в сторону промышленно развитых центров, ну или на то, чтобы дороги забелели от костей индийских ткачей.

Об экономике

1) Россия с начала 90-х годов пытается встроиться в глобальную систему разделения труда. Получилось это сделать главным образом в качестве экспортёра сырья, что в силу низкой добавленной стоимости обеспечивает постепенное отставание от мировых промышленных центров. Жизнь на природную ренту в условиях, когда практически все потребительские товары производятся за рубежом, отличается довольно низким уровнем. Как показывает практика с глобальным ростом экономики растет уровень жизни и на периферии глобальной экономической системы. Но при кризисах и стагнации именно периферия просаживается наиболее быстро и сильно. Кроме того, не вполне ясно, какой срок сырьевые доходы продержатся на текущем уровне. 2) Шансы на постепенное повышение позиций в глобальной экономике предельно малы в силу климатических причин. Инвестиции и умы из страны неизбежно будут утекать в более развитые экономики. В долгосрочной перспективе этот процесс должен привести к депопуляции России до размеров населения, которому российская территория сможет обеспечить современный уровень жизни. 3) Альтернативой является создание экономической зоны с какой-то степенью автаркии. Это означает, с одной стороны, рост цен на потребительские товары, с другой стороны, увеличение числа рабочих мест, то есть, определённое перераспределение социальных благ и некоторое выравнивание уровня жизни. 4) Приведёт ли это к росту медианного уровня жизни? (Понятно, что резкий переход приведёт к немедленному потребительскому шоку. Будем обсуждать переход постепенный.) Для экономической периферии уровень жизни тем выше, чем ниже численность населения. Для автаркии уровень жизни тем выше, чем выше численность населения. В какой-то точке два графика пересекаются. Встречается оценка в 200 млн. человек. Не знаю, как это число получено, но при верности этой оценки Россия без Украины самодостаточную экономику с приемлемым по текущим стандартам потребительским уровнем жизни построить не сможет. 5) Является ли выходом из ситуации государственная плановая экономика? Государственный потребительский сектор довольно неплохо справляется с необходимостью малыми силами как-то одеть и накормить большое количество людей, завязанных в непотребительском секторе. Но потребление при этом получается довольно убогое. Грубо говоря, чем больше людей работает в потребительском секторе, тем больше потребительских товаров производится. Но при определённом превышении количества работников потребительского сектора над количеством работников сектора непотребительского плановая экономика становится бессмысленной. Люди неплохо и сами без плана друг для друга производят потребительские товары. В любом случае возврат к плановой экономике не позволит вернуться к потребительскому уровню Советского Союза, когда вся Восточная Европа для СССР была фабрикой потребительских товаров. 6) Выводы? Выводов у меня пока нет.

Почему не стоит нас пугать Венесуэлой

Как только заходит речь об автаркии или протекционизме, в качестве пугала немедленно приводится Венесуэла или Северная Корея. И довольно резонно утверждается, что автаркия это всегда отставание в развитии от глобального рынка. И это, действительно, так. Это неоспоримо. Но вот только ещё хуже с развитием и уровнем жизни, чем в Венесуэле, было у семьи Лыковых в таежном тупике. А еще хуже у Робинзона Крузо на необитаемом острове. Чем в автаркии выше численность населения, тем выше уровень жизни в ней можно обустроить. При определенной численности населения уровень жизни в автаркии можно поднять выше, чем в стране с той же численностью населения, занимающей позицию сырьевого придатка в глобальной системе разделения труда. В сырьевом придатке, наоборот, уровень жизни увеличивается с уменьшением численности населения. При определённых параметрах скорость отставания от глобальных промышленных центров у автаркии ниже, чем у сырьевого придатка.

У отсиживающихся в крепости в долгосрочной перспективе иссякнут боеприпасы и продовольствие. Само утверждение бесспорно. Но выход в открытое поле против численно превосходящего противника сопряжён с немедленным разгромом.

У России нет возможности чисто экономическими способами догнать и перегнать в развитии Запад. Мы можем только выбирать варианты с разными темпами отставания от Запада и разной степенью сбережения народа для того, чтобы выиграть время на другие способы решения проблемы: Украину там захватить, или с кем-то в экономическую зону объединиться, или на чем-то сконцентрировать ресурсы.

Почему в начале 90-х произошел спад производства

В качестве борьбы с мифами очень упрощенная схема, объясняющая спад промышленного производства в начале 90-х годов. В СССР половина населения производила для общества в целом, может, и полезное, но не пригодное для домашнего хозяйства в каждой отдельной семье. Например, танки. Вещь важная, но редкий Шварценеггер побежит себе его заказывать. В этой же половине находились милиция, учителя, физики высоких энергий и проч. Вторая половина населения по властному приказу государства производила потребительские товары и для себя, и для первой половины населения. Производила в тех количествах, в которых ей сверху приказывали. В 92-м году второй половине населения приказывать перестали и сказали: "Сколько хотите, столько и делайте." Разумеется, вторая половина населения, не будучи зловредными идиотами вроде Гайдара, перестала производить потребительские товары для той половины населения, которая ей в ответ не могла ничего предложить, да и быстро вместо танков произвести пылесосы тоже не могла. Производство резко сократилось. Соответственно, производителям потребительских товаров стало требоваться меньшее количество работников, которых уволили, а для них тоже перестали производить потребительские товары. К 93-му году падение уровня жизни привело к массовому недовольству населения и радикализации Верховного совета. К этому же времени Гайдар и Чубайс (как когда-то Ленин по поводу военного коммунизма) начали понимать, что впереди нет ни фантастического роста производительных сил, ни Плана Маршалла. В этих условиях властью был принят стратегический план на прекращение дурацкой игры в демократию и на залоговые аукционы, в рамках которых сырьевая отрасль была поставлена под контроль узкой группы лиц. Так сформировались действующая сырьевая модель экономики и соответствующий ей авторитарный президентский режим. В качестве альтернативы в начале 90-х можно было бы предложить сохранение производства или его части по приказу в виде плана или госзаказа до того момента, когда отказ от приказа не приводил бы к резкому спаду.

Мои мысли по поводу статьи Хазина

Вот этой:
https://aurora.network/articles/10-vlast-i-obshhestvo/59613-refleksija-ili-pochemu-ne-sleduet-uproshhat-vlast

Это всё очень резонно. Команда Путина выступает сейчас в качестве носителя российского суверенитета, и в этом у меня сомнений нет. Но при этом она заточена на экспорт сырья и перераспределение внутри себя выручки от экспорта сырья. Под каждым членом команды Путина своя команда, членам которой нужны доллары и евро. И так до низовых шестерок. Как в этих условиях команда Путина может перейти к протекционистской экономике? Высокотехнологичные отрасли быстро заменить сырье в качестве главного источника поступления валюты не могут. А переход к протекционистской политике потребует определенной автаркии и резкого ограничения использования валютной выручки от экспорта сырья на импорт автомобилей и ширпотреба. Это и у населения вызовет недовольство. А у чиновников всех уровней? Для смягчения проблем населения валютная выручка должна будет вместо импорта, грубо говоря, автомобилей, в большей степени направляться на закупку продовольствия и лекарств. Как на это отреагирует чиновничество? Как на это отреагируют члены команды Путина, непосредственно не связанные с экспортом сырья (Роттенберги, Ковальчуки и ппроч.)? Если они членов своей команды начнут обеспечивать валютой меньше, чем другие команды, они начнут терять своё влияние. Какие можно предложить механизмы, учитывающие и интересы властных группировок, и интересы населения, и интересы развития страны? Кто начнет элите нести золотые яйца? У меня впечатление, что Путин в этой ситуации выбрал путь медленной деградации экономики.

Сыновья муллы

Любопытства для скачал и прочитал "Сыновья муллы", первую пьесу Булгакова, написанную им, как известно, в 21 году во Владикавказе в соавторстве с голодухой. И не скажу, что зря потратил время. Понятное дело, пьеса писалась с тем, чтобы понравится местной публике. (Кстати, интересно, она тоже голодала?) Кажется, пьесу в наши дни снова ставят в Ингушетии.
Collapse )

"В туземном подотделе пьеса произвела фурор. Ее немедленно купили за 200 тысяч. И через две недели она шла. В тумане тысячного дыхания сверкали кинжалы, газыри и глаза. Чеченцы, кабардинцы, ингуши, - после того, как в третьем акте геройские наездники ворвались и схватили пристава и стражников, - кричали:
- Ва! Подлец! Так ему и надо!
И вслед за подотдельскими барышнями вызывали: "автора" За кулисами пожимали руки.
- Пирикрасная пыеса!
И приглашали в аул..."

О Стругацких, гуманизме, большевизме и прогрессобесии

Послушал передачу о творчестве Стругацких:
http://radiovesti.ru/episode/show/episode_id/39965
В ней много верного подмечено, хотя Стругацкие так и останутся одними из моих любимых писателей (а Окуджава и Вероника Долина одними из моих любимых бардов). Но несколько замечаний. 1) Это не гуманизм. Гуманизм Стругацких или наших новиопов и "либералов" это прогрессобесие, генетически происходящее из большевизма. Во всех своих рефлексивных движениях новиопы это прямое продолжение большевизма, не имеющее никакого отношения к либерализму. 2) Стругацкие, даже ощущая себя иными, предали своего Кандида. Сравните. Это один и тот же человек написал?

Улитка на склоне:

"Обреченные, несчастные обреченные. А вернее, счастливые обреченные, потому что они не знают, что обречены; что сильные их мира видят в них только грязное племя насильников; что сильные уже нацелились в них тучами управляемых вирусов, колоннами роботов, стенами леса; что все для них уже предопределено и – самое страшное – что историческая правда здесь, в лесу, не на их стороне, они – реликты, осужденные на гибель объективными законами, и помогать им – значит идти против прогресса, задерживать прогресс на каком-то крошечном участке его фронта. Но только меня это не интересует, подумал Кандид. Какое мне дело до их прогресса, это не мой прогресс, я и прогрессом-то его называю только потому, что нет другого подходящего слова… Здесь не голова выбирает. Здесь выбирает сердце. Закономерности не бывают плохими или хорошими, они вне морали. Но я-то не вне морали! Если бы меня подобрали эти подруги, вылечили и обласкали бы, приняли бы меня как своего, пожалели бы – что ж, тогда бы я, наверное, легко и естественно стал бы на сторону этого прогресса, и Колченог, и все эти деревни были бы для меня досадным пережитком, с которым слишком уж долго возятся… А может быть, и нет, может быть, это было бы не легко и не просто, я не могу, когда людей считают животными. Но может быть, дело в терминологии, и если бы я учился языку у женщин, все звучало бы для меня иначе: враги прогресса, зажравшиеся тупые бездельники… Идеалы… Великие цели… Естественные законы природы… И ради этого уничтожается половина населения? Нет, это не для меня. На любом языке это не для меня. Плевать мне на то, что Колченог – это камешек в жерновах ихнего прогресса. Я сделаю все, чтобы на этом камешке жернова затормозили. И если мне не удастся добраться до биостанции – а мне, наверное, не удастся, – я сделаю все, что могу, чтобы эти жернова остановились."

И интервью с Борисом Стругацким о цене и ценности реформ 1992 года:

"И ставить вопрос "стоила ли игра свеч?" абсолютно неверно. Игра происходила бы все равно, независимо от цены свеч и при любой цене на свечи. Это игра исторических сил, совершенно не зависящих от наших с вами симпатий и убеждений. Стоила ли игра свеч, когда млекопитающие вытесняли с мировой арены гигантских ящеров? Стоила ли игра свеч, когда рабовладение сменялось феодализмом? Вытеснение одних общественно-экономических отношений другими - всегда безумно болезненная и дьявольски несправедливая процедура. Фридрих Хайек сказал: "Эволюция не может быть справедливой". Большинство всегда проигрывает в результате социальных пертурбаций, потому что именно на этом большинстве веками стояло и царило Старое. А выигрывает - меньшинство, самые энергичные, самые мобильные, самые приспособленные к новым условиям. Выигрывает для того, чтобы со временем, через два-три-четыре поколения, стать большинством в новой системе социально-экономических отношений."
http://lib.rin.ru/doc/i/158728p3.html

Во втором случае мы имеем дело с прямым отрицанием гуманизма Кандида.

Единственная альтернатива "россиянскому проекту"

http://sputnikipogrom.com/society/45675/two-identities/#.VipyoBvWjct

Кирилл Аверьянов-Минский
"Идентичность в России и идентичность в Белоруссии"

Мои многочисленные разговоры с российскими и белорусскими гражданами об их национальной идентичности показали, что в двух частях Союзного государства России и Белоруссии (с 2000 года де-юре существует такое конфедеративное образование) преобладают принципиально разные идентитарные дискурсы. Причём и в РФ, и в РБ национальность полностью оторвана от родного языка и культуры.

Начнём с Российской Федерации (в переводе с постсоветского на русский — Великороссии). Здесь буйным цветом цветёт примордиализм — национальность воспринимается как (псевдо)биологическая характеристика, унаследованная от обоих родителей или одного из них. Соответственно, русским признаётся тот, у кого «мама и папа русские по крови», а если, например, мама — украинка, папа — чуваш, то появляется возможность выбора между украинской и чувашской идентичностями или отказа от какой-либо определённой национальной самоидентификации («Я не знаю, кто я по национальности»). При этом нерусское этническое происхождение, как правило, исключает русское самосознание, даже если человек воспитан в русской культуре. «Во мне нет ни капли русской крови, какой же я русский?»

Collapse )
Итак, резюмирую: дискурс «крови» в РФ и дискурс «почвы» в РБ следует заменить дискурсом культуры, согласно которому каждый носитель русской культуры должен иметь русское национальное самосознание. Это обязательное условие возвращения Белоруссии и построения русского национального государства.

Е. Просвирнин "Сирия в горниле русского национализма"

http://sputnikipogrom.com/russia/45637/the-syria-crucible/#.VipyFRvWjcs

Оставим в стороне все внешнеполитические соображения, которые могли стоять за отправкой российской авиации на Ближний Восток (разнообразные варианты торга с США, Европой и/или Саудовской Аравией). Во-первых, результаты этого торга не проявятся сразу (сейчас все стороны, похоже, выжидают). Во-вторых, во внешнюю политику путинский режим всегда играет откровенно хуже, чем во внутреннюю — ну нет у него ни опыта, ни умения. Внешнеполитические начинания иной раз дают совершенно непредсказуемый эффект (иногда это изрядно напоминает пресловутую «обезьяну с гранатой»). Поэтому обсудим то, что имеет смысл обсуждать — что Сирия значит для нас и как она повлияла на русскую околонационалистическую среду.

Collapse )Скоро зашатается экономика, которую сейчас совместными усилиями загоняют в пропасть кризис и Минэкономразвития, и тогда у русского народа, несмотря ни на какую Сирию, начнут появляться неудобные вопросы. А русские националисты, которых зрелище войны за чужую пустыню вместо Харькова и Одессы окончательно избавило от национал-патриотических розовых очков, помогут эти неудобные вопросы задать.