Category: финансы

Религиозно-экономическое рассуждение

Протекционизм это не способ экономического роста. Причины экономического роста темны и туманны, как мысли Бога, и подлежат познанию апофатическими методами посредством мистического озарения. Универсальных способов экономического роста не существует. В основе роста лежат возникающие в результате хаотической деятельности сапиенсов диспропорции, которые, Бог знает когда и где, выстреливают ростом, как небо стреляет в нас молниями из-за разности электрических потенциалов.

Протекционизм это способ перераспределения прибыли от экспортёров к непричастным. Условно говоря, владелец российских нефти и газа на одну бочку нефти и кубометр газа может купить у Китая 200 футболок с надписью "СПАРТАК", но вместо этого покупает 100 таких футболок у своих не имеющих нефти и газа сограждан. В результате сограждане имеют работу, а владелец нефти и газа ходит по земле без синяка под глазом, в чём и состоит метафизический смысл протекционизма.

У владельца нефти и газа есть другой, непротекционистский способ поделиться со своими согражданами выручкой от экспорта нефти и газа. А именно просто поделиться (например, посредством безусловного базового дохода), и довольные сограждане на полученные деньги сами смогут у Китая купить себе футболки с надписью "СПАРТАК".

У обоих способов поделиться есть серьёзные достоинства и недостатки, рассмотрение которых выходит за рамки данного рассуждения.

В современной России по факту реализован второй способ посредством масштабного создания бюджетных мест для охранников учреждений и прочих выплат тёмному и ленивому населению варварской страны.

Российские либеральные экономисты, в частности, Игорь Юрьевич Юргенс, это такие люди, которые считают для владельца нефти и газа идеологически некошерным делиться с тёмным и ленивым населением, а идеологически кошерным они считают делиться с Аллой Борисовной Пугачёвой, с величайшими режиссёрами всех времён и народов Павлом Лунгиным и Константином Райкиным и с не менее величайшим экономистом самим Игорем Юрьевичем Юргенсом.

Российских либеральных экономистов коробит возмутительная идеологическая неразборчивость власть и газ предержащих, они ежеминутно пытаются уколоть властям глаза демонстрацией той греховной бездны, в которую власть провалилась.
Но делать они это стремятся из-за спины силовиков, дабы не побила чернь.
Это всё, что нужно знать о российских либеральных экономистах.

Какой я вижу основную экономическую проблему России.

Какой я вижу основную экономическую проблему России.
Навеяно прочтением очередного эпатажного постинга Кунгурова:
https://kungurov.livejournal.com/229744.html?view=126687344#t126687344

Если концентрировать ресурсы, то главный вопрос: "на решении какой задачи?" Что и для кого предполагается производить после концентрации ресурсов?

Концентрация ресурсов хороша для военных целей: 90 из ста жителей города стоят на крепостных стенах, а 10 им по приказу готовят кашу, на качество которой 90 не жалуются, ибо не время для жалоб.
Для производства потребительских товаров и услуг рыночная экономика подходит лучше, но для отстающей в развитии страны при этом нужны защитные протекционистские укрепления и побольше экономического пространства. Проблема в том, что протекционизм и завоевание экономического пространства повышают уровень конфликтности с соседями и требуют отвлечения ресурсов в военную сферу. При резком повышении уровня конфликтности становится уже не до рыночной экономики, а потребительский уровень падает.
Элите для поддержания своего элитного потребительского уровня, чем конфликтовать с мировыми промышленными центрами, выгоднее контролировать природные ресурсы страны и продавать их этим самым мировым промышленным центрам. Грядущее снижение добычи нефти эту ситуацию не изменит, хотя и потребует сокращения элиты. Ещё остаётся много и газа, и металлов, и тайга с Байкалом тоже ещё есть. Здесь задача состоит только в том, чтобы предотвращать бунты населения, по минимуму делясь с ним природной рентой. Население при этом тоже должно сокращаться, уезжая и вымирая. Но тогда возникнет вопрос о том, хватит ли ресурсов и населения на поддержание связности и единства территории, и сможет ли элита с уменьшившимся населением сохранить контроль над ресурсами страны.

Оптимальный российский правитель должен ухитриться провести Россию между всеми этими сциллами и харибдами.

О социализме и капитализме

Вокруг социализма и капитализма в Сети накопилось много идеологизированных и излишне наукообразных мифов по вопросам, которые довольно просты и интуитивно каждому понятны. Редкий человек, которому нужно заказать у портного пиджак, не сам пойдет к портному обговаривать характеристики пиджака, а поручит это дело постороннему человеку, да ещё и попросит этого постороннего человека руководствоваться при заказе его, постороннего человека, вкусами и соображениями. А представьте себе человека, который почему-то заказывает пошив пиджаков для сотен, тысяч, миллионов потребителей. В роли такого странного товарища и выступало государство в советской экономической системе с понятными и абсолютно предсказуемыми последствиями для качества советских потребительских товаров. В обычных условиях государству нет никакого резона влезать между портным и заказчиком, зато есть резон брать у портного 10% заработанного и кормить на эти средства армию, а также придворных поэтов и звездочётов. Но представьте себе ситуацию, когда враг у ворот, и если он ворвётся в город, то мёртвые будут завидовать живым. Представьте себе, что 90% жителей города должны стоять на стенах. Можем ли мы в этих условиях сказать кашеварам: "Варите сколько хотите, а мы у вас возьмём десять процентов"? Конечно, никакой каши нам кашевары при этом не наварят. И единственно разумный вариант в этих условиях это введение для кашеваров плановой экономики. В рамках пятилетнего плана они по приказу должны столько-то каши поставить защитникам северной башни, а столько-то восточной. А защитникам башен при этом не приходит в голову сильно привередничать относительно оттенков вкуса принесённой им каши. Всем понятно, что не время. Именно так во все времена и поступали, и никому в голову не приходило считать это переходом к новой общественно-экономической формации, открывающей будущее всему человечеству. Ну, и ни у кого раньше не вызывало сомнений, что казённые предприятия могут неплохо лить пушки. Я не помню, чтобы русских царей на этом основании считали социалистами. Не считал себя социалистом и Лавр Георгиевич Корнилов, настаивавший в 1917 году на огосударствлении военной промышленности. Социализм и государственный план это довольно эффективный способ отвлечения большого количества людей от производства потребительских товаров и услуг для решения каких-то более насущных проблем этого дня. С потребительскими товарами и услугами в этом случае наступает предсказуемый швах. Проблемы современной российской экономики лежат не в выборе между социализмом и капитализмом. В России создана экономика распределения природной ренты, находящаяся на периферии глобальной экономической системы. 140 миллионов населения для такой экономики это слишком много. Невидимая рука рынка в таких ситуациях работает на миграцию экономически активного населения в сторону промышленно развитых центров, ну или на то, чтобы дороги забелели от костей индийских ткачей.

Об экономике

1) Россия с начала 90-х годов пытается встроиться в глобальную систему разделения труда. Получилось это сделать главным образом в качестве экспортёра сырья, что в силу низкой добавленной стоимости обеспечивает постепенное отставание от мировых промышленных центров. Жизнь на природную ренту в условиях, когда практически все потребительские товары производятся за рубежом, отличается довольно низким уровнем. Как показывает практика с глобальным ростом экономики растет уровень жизни и на периферии глобальной экономической системы. Но при кризисах и стагнации именно периферия просаживается наиболее быстро и сильно. Кроме того, не вполне ясно, какой срок сырьевые доходы продержатся на текущем уровне. 2) Шансы на постепенное повышение позиций в глобальной экономике предельно малы в силу климатических причин. Инвестиции и умы из страны неизбежно будут утекать в более развитые экономики. В долгосрочной перспективе этот процесс должен привести к депопуляции России до размеров населения, которому российская территория сможет обеспечить современный уровень жизни. 3) Альтернативой является создание экономической зоны с какой-то степенью автаркии. Это означает, с одной стороны, рост цен на потребительские товары, с другой стороны, увеличение числа рабочих мест, то есть, определённое перераспределение социальных благ и некоторое выравнивание уровня жизни. 4) Приведёт ли это к росту медианного уровня жизни? (Понятно, что резкий переход приведёт к немедленному потребительскому шоку. Будем обсуждать переход постепенный.) Для экономической периферии уровень жизни тем выше, чем ниже численность населения. Для автаркии уровень жизни тем выше, чем выше численность населения. В какой-то точке два графика пересекаются. Встречается оценка в 200 млн. человек. Не знаю, как это число получено, но при верности этой оценки Россия без Украины самодостаточную экономику с приемлемым по текущим стандартам потребительским уровнем жизни построить не сможет. 5) Является ли выходом из ситуации государственная плановая экономика? Государственный потребительский сектор довольно неплохо справляется с необходимостью малыми силами как-то одеть и накормить большое количество людей, завязанных в непотребительском секторе. Но потребление при этом получается довольно убогое. Грубо говоря, чем больше людей работает в потребительском секторе, тем больше потребительских товаров производится. Но при определённом превышении количества работников потребительского сектора над количеством работников сектора непотребительского плановая экономика становится бессмысленной. Люди неплохо и сами без плана друг для друга производят потребительские товары. В любом случае возврат к плановой экономике не позволит вернуться к потребительскому уровню Советского Союза, когда вся Восточная Европа для СССР была фабрикой потребительских товаров. 6) Выводы? Выводов у меня пока нет.

Мой ответ экономисту

Попробуйте взглянуть на проблему глазами обычного обывателя.
В спорах вокруг интерпретаций квантовой механики мне совершенно необязательно делать какой-то выбор. В какой-то степени я могу только удовлетворить своё любопытство. Если же речь идет о конкурирующих экономических проектах, то речь идет о моем будущем и будущем моих детей.

Допустим, передо мной стоит выбор поддержать ли обособление страны от глобальной системы разделения труда или же оставаться в позиции сырьевого придатка в расчете на будущее развитие и экспорт хайтека.
Есть несколько тезисов, с которыми, вроде бы все соглашаются, и которые выглядят достаточно разумными.
1) Сырьевой придаток в своем развитии отстает от промышленных центров. Капиталы и трудовые ресурсы из него перетекают в промышленные центры.
2) Автаркия с меньшим воспроизводственным контуром имеет меньший потолок развития, чем глобальная система.
3) Мобилизационная экономика в краткосрочной перспективе может сконцентрировать ресурсы для решения жизненно важной текущей проблемы, но в длительной перспективе проигрывает естественно развивающейся конкурентной экономике.
4) Доходы от экспорта сырья будут снижаться.
И есть ещё один важный тезис, который уже не всеми разделяется, но обывателю его стоит иметь ввиду:
5) Мы в принципе пока не знаем точно ни причин экономического роста, ни причин научно-технического процесса. Вполне вероятно, что в ближайшие десятилетия не будет ни глобального экономического роста, ни научно-технического прогресса, от которого можно было бы отстать.

Исходя из этих соображений мне и нужно выбирать путь, наиболее оптимальный для большинства обывателей.
ОК. Но тогда для выбора мне нужно представлять хотя бы приблизительно, когда можно ожидать снижения сырьевых доходов, а когда развития российского хайтека.

а) Если сырьевые доходы будут постепенно падать в течение ста лет, то российские обыватели будут постепенно и без шока адаптироваться к их падению.
Если же речь идет о резком падении сырьевых доходов в течение ближайших пятнадцати-двадцати лет, то стране уже сейчас нужно прекратить расходовать выручку от экспорта сырья в обычном режиме. По-хорошему, нам надо уже сейчас начать жить так, как будто у нас нет сырьевых доходов. А сырьевыми доходами в мобилизационном режиме решать проблемы поддержки населения.
И, насколько я понимаю, к реальности ближе именно вариант с быстрым исчезновением сырьевых доходов.
б) Главный минус сырьевого придатка это вывод из него капиталов в промышленные центры. Вы предлагаете смириться с этим недостатком ради будущего развития хайтека. Если хайтек разовьется в течение ближайших десяти лет, мне понятно, что можно и потерпеть. Но, кажется, в это никто не верит. Если речь идет о развитии хайтека через сто лет, так через сто лет у нас никто этот хайтек покупать не станет, мир распадется на отдельные зоны, а НТП, может, и вообще не будет. И при этом и само развитие российского хайтека в этих условиях никто не гарантирует, и хотя бы даже высоко вероятность его появления не оценивает. Это несерьезный горизонт планирования для выбора.

Из всего того, что я от вас, специалистов, выслушал, у меня, у обывателя, возникает ИМХО логичный вывод. Нам нужно сейчас административным путем прекратить вывод капитала и начать военным путем по возможности увеличивать воспроизводственный контур. При этом в мобилизационном порядке сконцентрировать ресурсы на разработке и производстве военного хайтека.

Я не хочу оспаривать знания специалистов-экономистов. Я хочу, чтобы рекомендации экономистов увязывались с их же тезисами человеческой логикой и человеческим целеполаганием.

Что нам делать с нефтедолларами?

Экспорт сырья и продукции низкого передела остается, как главным источником поступления в Россию иностранной валюты, так и главным источником благосостояния российской элиты. В итоге приоритетом власти, как во внешней, так и во внутренней политике является в первую очередь увеличение или хотя бы сохранение этого потока сырьевых долларов элите. Как используется полученная от экспорта валюта? В конечном итоге она направляется на 1) пополнение золото-валютных запасов ЦБ РФ; 2) инвестиции, расходы или накопления за рубежом; 3) импорт. Благодаря валютным интервенциям Банка России частные лица получают доступ ко второму и третьему пункту из этого списка пропорционально имеющимся у них рублям, и таким образом в стране осуществляется распределение природной ренты.
Можно ли найти для сырьевой валютной выручки более полезное применение? Все споры относительно будущего российской экономики в итоге сводятся к этому вопросу, что вызвано, в первую очередь, утвердившимся в обществе мнением о несправедливости перераспределения природных богатств в постсоветское время.
Представляется, что найти более полезное применение можно.
Инвестиции, расходы и накопления за рубежом в принципе российской экономике и большинству граждан России ничего полезного не приносят. А существующая структура российского импорта выгодна в первую очередь богатым слоям населения.
Допустим, для сырьевых (и только сырьевых) предприятий в России устанавливается 100% продажа валютной выручки в казну. Как было бы разумно и справедливо для государства её использовать?
1) Целевая продажа валюты и выдача валютных кредитов предприятиям, импортирующим товары для малоимущих слоев населения, главным образом, продукты питания и лекарства или оборудование для их производства в России. Это приведет к снижению цен на них и росту цен, например, на автомобили.
2) Святая обязанность государства финансировать лечение за рубежом детей в тех случаях, когда быстрое и качественное их лечение невозможно в России. Закупка медицинского оборудования.
3) Целевая продажа валюты и выдача валютных кредитов предприятиям, обеспечивающим за счет импорта большое количество рабочих мест в России. Эта статья расходов подлежит постепенному сокращению по мере создания рабочих мест, не зависящих от импорта.
4) Целевая продажа и выдача кредитов, предприятиям, импортирующих товары из любезных нам своей политикой стран.
5) Приобретение технологий. Целевая продажа валюты и выдача валютных кредитов предприятиям, стремящимся развивать экспорт высокотехнологичных товаров.

Будет ли это сопряжено с воровством и злоупотреблениями? Обязательно будет. Но так и действующая система без них не обходится. Технически при наличии на то политической воли это всё осуществимо.

Силовики и сислибы

Я в отличие от Стрелкова думаю, что между силовиками и сислибами всё-таки иные условия взаимодействия.
Я бы мессидж от силовика к сислибам выразил примерно так:

"Я, силовик, поддерживаю здесь в стране правильный порядок. А ты, сислиб, должен мне с Запада деньги приносить. Я понимаю, что это нелегко, вхожу в твоё положение, специально тебе не мешаю, почем зря с Западом не ссорюсь и часто ему уступаю, но уж решать, где у меня красные линии, буду сам, и поверь, это не обстрелы Донецка. Если же ты мне деньги приносить не сможешь, то я как-нибудь нелегко и без удовольствия, но перекручусь, мобилизационную экономику забабахаю, и Глазьев у меня на запасном пути стоит. А вот тебя, сислиба, я на воротах повешу, как противного Господу нашему Иисусу Христу еврея, не справившегося со своими прямыми обязанностями."

Мои мысли по поводу статьи Хазина

Вот этой:
https://aurora.network/articles/10-vlast-i-obshhestvo/59613-refleksija-ili-pochemu-ne-sleduet-uproshhat-vlast

Это всё очень резонно. Команда Путина выступает сейчас в качестве носителя российского суверенитета, и в этом у меня сомнений нет. Но при этом она заточена на экспорт сырья и перераспределение внутри себя выручки от экспорта сырья. Под каждым членом команды Путина своя команда, членам которой нужны доллары и евро. И так до низовых шестерок. Как в этих условиях команда Путина может перейти к протекционистской экономике? Высокотехнологичные отрасли быстро заменить сырье в качестве главного источника поступления валюты не могут. А переход к протекционистской политике потребует определенной автаркии и резкого ограничения использования валютной выручки от экспорта сырья на импорт автомобилей и ширпотреба. Это и у населения вызовет недовольство. А у чиновников всех уровней? Для смягчения проблем населения валютная выручка должна будет вместо импорта, грубо говоря, автомобилей, в большей степени направляться на закупку продовольствия и лекарств. Как на это отреагирует чиновничество? Как на это отреагируют члены команды Путина, непосредственно не связанные с экспортом сырья (Роттенберги, Ковальчуки и ппроч.)? Если они членов своей команды начнут обеспечивать валютой меньше, чем другие команды, они начнут терять своё влияние. Какие можно предложить механизмы, учитывающие и интересы властных группировок, и интересы населения, и интересы развития страны? Кто начнет элите нести золотые яйца? У меня впечатление, что Путин в этой ситуации выбрал путь медленной деградации экономики.

Г. Дерлугьян "Модерн и модернизация"

http://www.expert.ru/printissues/expert/2010/01/modern_i_modernizatory/

Судьба СССР хорошо иллюстрирует возможности и пределы догоняющего развития. Командное планирование способно решать задачи быстрого массового производства, будь то танки или стандартное жилье. Но в нем отсутствуют механизмы замены отработавших свой срок активов — как закроешь завод, гордость первых пятилеток?

Главное же — успешная командная система создает собственных могильщиков. Прежде всего это сама номенклатура, которой просто хочется жить без страха перед диктатором, попользоваться благосостоянием и передать его детям. Решая малые обывательские задачи, чиновничество помимо своей воли заклинивает систему управления. Простите за тавтологию: командная экономика должна быть командной. Иначе неизменно получается брежневский застой, аморализация и коррупция.

 

Collapse )